Работаем в тесном контакте с жителями


Пять  лет назад, когда упразднялись муниципальные предприятия ЖКХ, и эта сфера обслуживания переходила в частные руки, «Антек» од­ним из первых вышел на рынок предостав­ления услуг по жилищно-коммунальному хозяйству. Александр Николаевич, когда все начиналось, у вас были грандиозные планы, насколько они реализовались?

- Они и сейчас остаются таковыми и в большей степени реализуются. Но требова­ния жилищного законодательства и самих собственников вносят свои коррективы во все направления деятельности управ­ляющей организации. Поэтому и структу­ра предприятия, и система обслуживания жителей ежегодно корректируется. Мы пытались внедрять различные методы хо­зяйствования по управлению жилыми дома­ми, работали самостоятельно и заказывали услуги у сторонних организаций. А сейчас, пройдя этап проб и ошибок, вышли на опре­деленный уровень стабильности.

К сожалению, не все возможно реализо­вать из того, что хочется реально сделать для жильцов, исходя из планов по ремонту, благоустройству обслуживаемых нами жи­лья и придомовых территорий. И в первую очередь, из существующих ограничений нужно назвать финансовые. Существует бюджет на один дом, он складывается из та­рифов на платежи населения за содержание и ремонт дома. И этих средств недостаточ­но на проведение капитального ремонта, особенно домов старой постройки.

При постоянном росте инфляции, слож­но просчитать соразмерность расходов на затраты по оказанию услуг и цен на ма­териалы. Тариф, который периодически формируется, постоянно «гуляет», то есть падает то в большую, то в меньшую сторо­ну. Поэтому, если сравнить даже те доходы, которые были раньше в муниципальных предприятиях, и нынешние, то может ока­заться так, что прежние 2 рубля на ремонт и коммунальные услуги - были большими, нежели 12-15 рублей сегодня .

Имеется и неравномерность в индекса­ции тарифов. Например, цены на тепло и воду индексируются ежегодно в последние пять лет порядка на 20-30%, а при этом та­рифы на содержание дома - на 6-10 % в год. Соответственно, если каждый год одну услугу повышать на 30%, адругуюна 10%, то это поведет к падению стоимости.

Второе ограничение - сугубо психо­логическое. Жители убеждены в том, что, оплачивая по квитанциям расчетные суммы за услуги по ЖКХ, они должны получить вы­полнение абсолютно всех видов работ. Нет у жильцов понимания в соразмерности их вклада в денежном выражении. Грубо говоря, заплатив, к примеру, из общего счета 500 рублей, они требуют оказания услуг на сумму в разы больше.

 

То есть получается, что из общей суммы, обозначенной в квитанции, ваша часть, которая уходит на со­держание дома, составляет минимум?

- Не минимум, но гораздо меньше. Основная часть жителей ни психологически, ни экономически сегодня не готова платить больше. Но я полагаю, что, может быть, мы рассматриваем этот вопрос с неверной позиции: это не тарифы высокие, а доходы и зарплата жителей относитель­но низкие. Те, у кого доход гораздо выше среднего, уходят в коттеджные дома, в новостройки и даже в элитные жилые комплек­сы. Конечно, это более развито в мегаполи­сах, чем в малых городах, таких, как наша Ревда. Богатым не жалко платить и за дополнительные услуги и сервис - за платные автостоянки, охрану придомовой терри­тории, клининговые услуги и так далее. А когда основной доход у жильцов - это либо пенсии, либо зарплаты - несоразмерные с уровнем жизни, то тут и возникает претен­зия к высоким тарифам.

Еще хочу отметить важный момент. Жильцы наши как собственники жилья до сих пор не воспользовались полным правом собственника, и соответственно - не хотят нести ответственность за имущество, за свои квартиры и часть общего дома по рас­ходам и обязательствам. Если человек жи­вет в частном доме, он понимает, что это его проблема - найти деньги и кровлю от­ремонтировать, его проблема - воду привез­ти, его проблема - отопление обеспечить в доме. При этом собственник частного жилого дома сам несет ответственность и обязательства - если плохо сделал, то плохо живет. Сам виноват, как говорится. А в мно­гоквартирном доме получается: это «дядя», виноват в том, что не хватило денег на вы­полнение каких-то видов работ.

При том, что почти все жители уже приватизировали   квартиры,   но чувство  собственности пока не сформировалось...

-     Действительно, сегодня 90% квартир общего жилого фонда является собственно­стью физических лиц. Оставшиеся 10% взя­ты в социальный найм у муниципалитетов или государства. А вот осознание чувства собственника если у кого-то и сформирова­лось, то кривовато и однобоко. Житель го­ворит: мы вам и так много денег платим, вот примем тариф поменьше (ведь это право и обязанность собственника на очередной год) и посмотрим, как вы справитесь. Выхо­дят с такой инициативой на управляющую организацию. Проводят собрания и отвер­гают наши предложения, утверждают зани­женный тариф. Я не говорю, что это плохо или хорошо - это просто однобокость в рас­смотрении вопросов. Таким образом, ни це­новая политика, ни система формирования тарифов до конца не отработана также и по
причине того, что очень много пробелов взаконодательстве.

Согласно жилищному кодексу собствен­ники должны принимать решения, касаю­щиеся его имущества. Но большинство про­являют инертность и, выбирая из качества и экономии, предпочитают экономию.

Возможно, жители все еще не дове­ряют управляющей организации, не верят в то, что заплатив больше, они получат более качественные услуги. Несмотря на то, что коммуналка передана в частные руки, мы еще не видим глобального порядка...

- Но с другой стороны никто не будет отрицать и тех отличительных перемен, которые произошли в последние годы. В подъездах стало не просто чище, но гораз­до уютней и эстетичней, во дворах - тоже. И сами жители отмечают, что качество вы­полняемых работ неизменно растет, сегод­ня мы согласовываем с жителями не просто факт проведения ремонта, но и определя­ем, из каких материалов должен быть он вы­полнен, какого цвета должны быть краска и многое другое.

У жителей есть право поменять орга­низацию, которая их обслуживает: если не устраивает качество работ, если они считают, что деньги уходят не по прямому назначению. И такие прецеденты смены управляющей компании у нас в городе уже были...

Нас десятилетиями приучали к коллек­тивистскому мышлению, потом дали право самостоятельности, и все стали индиви­дуалистами, поэтому совместные решения принять очень сложно. Мы организовыва­ем собрания среди жителей по вопросам ка­премонта, перечня видов работ, утвержде­ния тарифа, и зачастую на общем собрании прийти к единому мнению не получается. Приходится буквально ходить по кварти­рам и уговаривать. Допустим, есть деньги на капитальный ремонт из средств феде­рального бюджета примерно 4-5 миллиона рублей. Но жители некоторых домов не мо­гут до конца принять решение, какую сумму они сами готовы вкладывать в проведение капремонта, и в результате эти средства оказываются неиспользованными. В итоге жители сами себя наказывают.

Пополнились ли виды производи­мых вами работ - новыми сфера­ми деятельности?

- Мы практически все делаем сами, раньше заключали договор на обслужива­ние аварийных заявок с другой организаци­ей. Потом вынуждены были отказаться от этой формы сотрудничества, так как наши заявки выполнялись в последнюю очередь. Сейчас у нас свой коллектив аварийщиков, и это себя оправдало. Есть и оператив­ность, и качество.

Что касается обеспеченности техни­кой, то, наоборот, более целесообразной и экономически эффективной стала аренда, нежели приобретение и создание собствен­ного автопарка. Всего же на предприятии работают 70 человек. Поэтому у нас доста­точно «рук», чтобы выполнять и платные услуги нашим жильцам - например, устанав­ливать индивидуальные приборы учета.

90% обслуживаемых нами домов имеют водомерные приборы, 50% - приборы учета тепла. Трудиться есть еще над чем. Хотя и тут тоже есть свои подводные камни. Мно­гие не понимают, почему приходится пла­тить не только по показаниям своих счет­чиков, но и за общее содержание. В этой связи были массовые заявления граждан с жалобами на нашу организацию. Весь теку­щий год у нас идут проверки из прокурату­ры, ОБЭПа, Роспотребнадзора. Но, хочу подчеркнуть, что по результатам этих про­верок, хотя и были выявлены отдельные арифметические ошибки, но нарушений в принципе формирования оплаты, не было. Мы действуем в рамках жилищного законо­дательства.

А проблема в том, что отдельные жижители, имея прибор учета, устанавливают «ловушки», которые уменьшают показания счетчика. Есть квартиры, в которыъ прописаны 1-2 человека, а реально проживают 5 и более людей. А поскольку приборов учета в таких квартирах нет, то мы им начисляем по нормативу. Допустим, на весь дом было поставлено воды 1600 куб. метров холодной воды за месяц, а выстав­лено счетов по показаниям счетчиков и по нормативным тарифам 1500. Условная по­теря - 100 куб. метров. Я должен заплатить как управляющая организация поставщику воды - «Водоканалу» за 1600. Если жители, мне платят, только за 1500 куб.м., то полу­чается, что я должен доплатить эти 100 из своего кармана. Но, хочу заверить, если я буду это делать, то моя управляющая компа­ния разорится. «Кроме того, уклонение от производства корректировки платы противоречит Правилам № 307 и является нарушением чЛ ст. 10 Федерального закона от 26.07.06 г. № 135-ФЗ «О защите конкурен­ции». За данное действие, совершенное в нарушение существующего законодатель­ства, предусмотрена ответственность по ст. 14.7 КоАП РФ «обман потребителей». Сегодня деятельность ЖКХ - это не биз­нес, а больше занятость. Поэтому не так уж много частников, которые рвутся делать себе капитал в этой сфере...

Александр Николаевич, очень мно­го предприятий во время кризиса обанкротились и прекратили свою деятельность, а вы вот празднуете свое пятилетие, как ни в чем ни бывало?

- Да, мы еще и развиваемся... Как ни странно, хотя кризис отразился на нас нега­тивно, но были и положительные моменты. Так, например, закрепились рабочие кадры в нашей организации. Напряженность на рынке труда создала конкуренцию и в на­шей отрасли. Сейчас у нас, при сравнитель­но невысоких доходах, вакантных мест нет. Поэтому мы подобрали хорошие кадры, слесари почти все 5 разряда, и я надеюсь, тот образ «пьяного дяди Васи» - слесаря-сантехника, безвозвратно ушел в прошлое. С нерадивыми работниками мы расстаемся безоговорочно.

Именно в период кризиса обзавелись помещением, куда собрали все наши под­разделения - это повышает управляемость сотрудниками, оперативность выполнения работ, концентрацию средств и ресурсов. Если раньше у нас было 3 отдельных участ­ка, то сейчас мы собрали коллектив под одной крышей. Это произошло благодаря тому, что арендодатели стали сегодня сго­ворчивей, и предлагают более реальные арендные ставки.

Снизилась ли собираемость платежей  во  время  кризиса?

- Частично, да. Хотя, мы в отличие от других компаний, не работаем с коллек-торскими фирмами, мы пошли другим пу­тем. Наши работники сами индивидуально работают с жителями, и наши меры в от­ношении неплательщиков оказались более эффективными.

Александр Николаевич, прошли пер­вые пять лет работы. Чего ожидаеется от следующей пятилетки?

- Есть желание подойти к такому ре­жиму работы, чтобы не было аварийных ситуаций, чтобы каждый дом прошел ка­пительный ремонт. Чтобы жители стали настоящими хозяевами своих квартир,  а управляющая компания работала в тесном контакте с жильцами - это основная идеология жилищного кодекса...